Что пишут в блогах

Подписаться

Онлайн-тренинги

Что пишут в блогах (EN)

Разделы портала

Про инструменты

.
Ламерство, вернись на минуту!
15.02.2011 12:34

Как, сейчас помню мой первый день в качестве тестировщика?

Разумеется, помню.

Долго настраивал рабочий комп “под себя”, пил горячий и невкусный чай и думал, что наконец-то, начинается новая жизнь – огромная зарплата в $250 в месяц обещает решить все мои бытовые проблемы, а также у меня будет три пары штанов В ПРИНЦИПЕ.

Или четыре.

До того мне еще не доводилось получать такую зарплату.

Для ясности могу уточнить, что за $300 я был готов два раза убить Кеннеди, если понадобится.

Ну, или за $350.

Ибо не бывает таких зарплат в принципе, это знает каждый кишиневский пацан “на пути к успеху”.

Еще я был уверен, что заниматься тестированием я буду месяца два.

Или три.

А потом сразу выучу какой-то язык программирования…

Или два языка…

И тогда буду получать $600 в месяц!

Аааааа, аж 600 долларов!

А потом вообще тыщу!

Или две!

Или три?!

Или пять…???!!!

Ааааааа! (я поперхнулся тогдашним горячим, но невкусным чаем).

В общем, первый день был замечательным.

На второй день мне дали рабочую задачу – расписать тестирование софта, который сейчас разрабатывается.

~ А где софт? Где кликать? – спросил я.

~ Повторяю, – сказали мне, – он еще только разрабатывается. Его еще не существует. Вот требования к нему. Придумай, как это тестировать.

Я придумал сразу.

Я возьму эти бумаги с требованиями, придумал я, и суну их в глотку тому, кто порождает такие странные идеи – тестировать то, чего еще нет…

Но поскольку кретин, подаривший мне эту замечательную рабочую задачу, был главнейшим и крутейшим программистом над всеми главнейшими и крутейшими программистами (а такие не ошибаются), я сходил к программисту помладше, и спросил – а что, разве можно тестировать то, чего еще нет?

Этот тоже оказался шизанутым, и сказал, что да, можно.

В общем, выяснилось, что меня окружали ходячие парадоксы из иллюстраций к психическим болезням…

Я заскучал по моей любимой теплой ламповой предыдущей работе, где всё был так просто и понятно, и где я был блистательным работником отрасли, хоть и получал только $200, и куда мне резко-резко захотелось вернуться…

Вышел в туалет, и пробыл там аж десять минут. Все эти десять минут я стоял, глядя в зеркало, и думал “Хоспади… Что я здесь делаю? Куда бежать?”

Дык, это…

Если я убегу, то больше никогда не увижу $250 в месяц, сказал мой внешний голос моему внутреннему голосу.

И 300 не увижу.

И 600, и тысячу (или две).

И уже вообще никогда не стану таким же крутым, как эти крутейшие и главнейшие.

Вообще…

Вернувшись из туалета приободрённым, испуганным и очень злым, я начал снова читать требования.

Требования были незатейливо идиотскими и непонятными. Их какой-то “кретино-идиото” запутал, собрав все слова в самом случайном порядке. Да еще и употребил слова на английском языке времен короля Артура.

А кругом была весна. Окружающие уверенно клацали и бацали по своим клавиатурам. Всё у них было просто и понятно. У всех у них были отличные и понятные требования, и они легко во всем разбирались, и программировали, не обращая внимания на тестировщика, который слабел, хирел и чах, как муза штатного поэта коммунистической партии Молдовы.

В двухсотый раз перечитав текст и позырив на какие-то занятные ромбики, соединенные с разных сторон тонкими линиями, я сходил к программисту, который мне эту байду всучил, и сказал, что тут и там ни фига не понять. Вообще, странно даже, кхе-кхе…

Программист сказал, что там все очень даже понятно, и послал меня обратно к себе, чтобы работать.

Вдвойне возненавидев этого подлейшего мерзавца из подлейших, я доплелся до своего стола, и стал рассматривать на этом столе все предметы. Требования ни фига не прояснялись.

А тут как раз удачно закончился второй рабочий день, и все пошли домой.

Вот это меня нереально удивило.

На моей предыдущей работе никто никуда не уходил до тех пор, пока не будет все готово, а тут можно все откладывать и идти вовремя домой…

Сложный третий день я начал с размышлений о том, что с тестированием у меня ничего не получается, а значит, надо уже становиться программистом, и зарабатывать по $300 в месяц. Или четыреста?

Это вообще – реальная зарплата? ©

Клац-клац, обреченно клацал я по клавиатуре, понимая, что сегодня мой самый последний день в тестировании. И что сейчас ко мне подойдут и спросят.

Ко мне подошел страшный и противный главнейший программист и спросил, почему тесты все еще не готовы. Я сказал, что… мгм… что странно ожидать от меня эти непонятные тесты, потому что и приложения нет, и вообще… мгм… кхе, понимаешь, кхе…

И этот негодяйский негодяй стал меня мучить и терзать вопросами.

Это были очень правильные вопросы. Например, что из прочитаного я понял? Я сказал, что понял только первое предложение из требований. Мы вдвоем перевели это предложение на русский язык, и я понял, что понял я его неправильно. Ладно, прояснили.

Затем мне было рассказано человеческими словам В ПРИНЦИПЕ о том, что за софт тут разрабатывается. Зачем он нужен. Кто им будет пользоваться. Как примерно люди хотели бы им пользоваться. Где сидят эти люди. И прочее.

Я посмотрел на помятые требования – бляхинская муха, текст начал мееееееедленно проясняться!

Затем мне было рассказано о том, как это вообще можно было бы протестировать. Пусть даже с точки зрения программиста, но это был один из первых моих уроков практического мышления в тестировании.

Ну… ну… Ну, представил я, что будет там поле ввода, как написано. А какое именно это будет поле? Широкое, узкое, высокое?

~ Пофигу. Важнее понять, что с ним делать. А что бы ты стал делать с полем ввода?

~ Мгм. Я бы ввел туда… мгм…

~ Ну, что бы ты туда ввел?

~ Я бы ввел… А там что должно быть? (шуршание бумагой под кляцане соседних клавиатур) Так, имя поля… А рядом – какой-то URL. Что такое URL?

Мне было разъяснено, что такое URL.

И еще было разъяснено кое-что из того, что обычно делают благородные профессиональные тестировщики с полями ввода.

И я стал проясняться и просветляться.

Эхехе!

Я уже остался один, а строки в блокноте на экране продолжали заполняться идеями о том, что можно вводить в эти странные поля ввода несуществующего приложения, которое невозможно ни увидеть, ни прокликать.

О, как много бреда можно вводить в поля ввода!

Результат моих размышлений оказался внезапно хорошим. Ну, почти хорошим. Кое-чего не хватает, например, сказали мне… “Да!” – сказал я, и побежал добавлять. Ideas are coming! Процесс попёр!

Не очень скоро, но все-таки пришло осознание того, что мой мучитель, наш главнейший программист, на самом деле, мой благодетель, и вообще умнейший из главнейших, и что рабочая задача, которую он мне дал – одна из простейших.

А еще случилось странное – все кретины из нашего офиса исчезли.

Теперь меня окружали добрые и умные люди, возглавляемые одним из достойнейших представителей всего этого гомосапиенского рода. Оказывается, я попал не в оплот неадеквата, а в нереально крутую команду, к которой я принадлежал, и без которой мне по выходным уже было очень скучно.

И по которой я иногда и сейчас скучаю.

Уже совсем скоро я смог купить новые штаны ДО того, как полностью истрепались те, которые я носил.

Уже совсем скоро я начал восхищаться скоростью и силой мышления нашего главнейшего из главнейших.

Потом еще была история с тем, как я расследовал на всех машинах в офисе странный баг с выпадающим списком на странице нашего сайта, причиной которого была рулезнейшая программка Punto Switcher (в те доистЕрические времена она еще была глюкавой и слабой, и еще не распространялась Яндексом), но это уже другая история.

А потом я вдруг вырос…

Сделаем логическую паузу.

“Возвращается как-то один ковбой домой, а там…

С каких-то пор я и сам начал инициировать всех желающих в тестирование с самого простого, предлагая тестировать то, чего еще нет; или же есть, но прокликать невозможно.

Вот сайт, говорю я.

Вот страница, на которой (к примеру) находится форма для написания статьи. Блог в ЖЖ для этого идеально подходит.

У этой формы есть поля для указания тэгов к статье.

Тэги можно добавлять, убирать, редактировать, перемещать (это такие типа требования; и уже то, как их кандидат воспринимает и учитывает, позволяет сделать очень много выводов о подготовке очередного желающего влиться в ряды)…

Надо протестировать функционал, который позволяет управлять этими тэгами.

Как ты это сделаешь?

Пока кандидат молча тупит (а большинство в этот момент молча тупят) и думает о том, какой же кретинский кретин его собеседует, я вспоминаю того, кто когда-то кинул меня в пучину бессилия и страха, и дал мне возможность оттуда выплыть. Я ему до сих пор очень благодарен и за то страшное погружение, и за возможность всплытия.

И чтобы вытащить из пучины отчаяния очередного погруженного туда кандидата, я подсказываю, что “На этой странице вижу около тридцати возможных тестов. Два теста вы уже записали, отлично. Что еще можно придумать? Напоминаю, что тэги можно добавлять, убирать, редактировать, перемещать…“, и некоторые кандидаты после такой подсказки начинают соображать быстрее и дальновиднее, а другие как-то сразу отваливаются, и это нормально.

Если у тебя уже есть три пары штанов, то и бояться тебе нечего…

В общем, резюме: одно из отличительных умений профессионального тестировщика от начинающего проявляется в том, что профессионал УЖЕ может расписать целый том тестов для приложения, которое существует только “на бумаге”, и пользоваться при этом он будет только невнятно изложенными “требованиями”, да краткими беседами с теми, кто этот софт должны будут написать, или (удачный случай) с теми, кто этот софт заказывали. А начинающий этим умением еще не владеет.

И при этом окружать профессионала будут очень приятные и адекватные люди (медленно сжимая кольцо), с которыми он будет говорить на одном языке – на языке жестов и междометий в адрес проклятых создателей гребанного Zephyr

Обсудить в форуме