Что пишут в блогах

Подписаться

Онлайн-тренинги

Конференции

Что пишут в блогах (EN)

Разделы портала

Про инструменты

Лучшие вакансии

.
Семь пороков тестирования
21.12.2009 22:15

Автор: Джеймс Виттекер (James Whittaker)
Перевод: Юлия Нечаева

«7 plagues of Software Testing» - это цикл из семи заметок Джеймса Виттекера, в мае 2009 года присоединившегося к команде Google в качестве Test Director. Этот цикл родился из его первого выступления (tech talk) в Google, где его выводы, по признанию самого Джеймса, были признаны ребятами из Google достаточно провокационными.

Оригиналы всех семи заметок опубликованы в блоге http://googletesting.blogspot.com/. Переводы заметок можно найти по тегу whittaker в блоге Юли Нечаевой: http://jnechaeva.blogspot.com/search/label/whittaker

Порок бесцельности

Мудрость. Это больше, чем просто крутое словцо. Оно рисует в воображении колдовской образ древних магических книг и ученых мудрецов с их тайными, с таким риском добытыми знаниями.

И это именно то, чего нам не хватает в тестировании. Мудрость тестирования? Вы шутите? Где она? Кто же её зажал? Не подскажете?

Индустрия тестирования больна пороком бесцельности. Нам не хватает Мудрости, нам не хватает корня того знания, которое передается от мастера к подмастерьям и записано в магических книгах для прилежного изучения. Наши ученики без наставников. Мы должны заново изобретать колесо в уединении своих офисов, тем самым позволяя другим тестировщикам заново изобретать колесо в своих офисах по всему миру.

Предлагаю остановить эту бессмыслицу. Тестирование стало слишком бесцельным. Мы тестируем потому, что наши менеджеры говорит нам это делать. Мы автоматизируем потому, что мы можем, или потому, что мы знаем как, а не потому, что это часть осознанной и выстраданной стратегии, и уж точно не потому, что нам это подсказывает наша Мудрость. Существует ли где-то план или другое задокументированное знание, которое направляет наше тестирование, или мы просто барабаним по клавиатуре, надеясь, что что-то сломается? Где же наши тестировщицкие книги заклинаний? Действительно ли с трудом добытое знание наших предшественников в тестировании – это то, что нам всегда доступно в наше время быстродоступной информации?

Когда охотники убивают, они запоминают и территорию, и обстоятельства. Они передают это знание своим преемникам. Со временем они начинают понимать повадки добычи, и коллективное знание множества охотников значительно облегчает труд будущих охотников. Когда вы видите такую территорию, вы ожидаете игры по определенным правилам. Можем ли мы сказать то же самое о тестировании? Как хорошо мы учимся друг у друга? Разве наши моменты озарений систематизированы таким образом, чтобы избавить будущих тестировщиков от страданий в бесцельности борьбы с тем, над чем страдали мы? Можем ли мы сказать, что когда мы видим такую функциональность, мы знаем лучший способ её протестировать?

Порок бесцельности, увы, широко распространен. И нужда в Мудрости очень остра. Nike говорит нам: ‘just do it’, но что применимо к упражнениям, не подходит к тестированию ПО. В следующий раз, поймав себя на ‘just doing’ тестирование, остановитесь на мгновение и спросите себя: «Какова моя цель?» и «Каково назначение этого теста?». И если ответ не приходит к вам моментально, вы в плену бесцельности, «just doing it», положившись на удачу и грубую силу в усилиях по поимке вашей добычи.

Удаче не место в волшебстве охоты и ей нет места в тестировании. Удача – это хорошая случайность, но она не может быть нашим планом А. Следите за пороком бесцельности. Препарируйте свои успехи, исследуйте свои неудачи и будьте уверены, что вы фиксируете то, чему научились в ходе самонаблюдения, для ваших коллег.

Станьте для них Мастером. Создавайте тестировщицкую книгу заклинаний и делитесь ей с другими в своей команде. И со временем вы избавитесь от порока бесцельности.

Порок повторяемости

Если бесцельность – это результат «простоделания», то повторяемость – это результат «простоделания несколько раз». Раз за разом, билд за билдом, спринт за спринтом, версия за версией мы тестируем наш продукт. Разработчики проводят инспекции, создают юнит-тесты и запускают статические анализаторы. Но у нас есть лишь маленькие догадки по поводу всей этой работы, и мы не можем доверять им. Разработчики тестируют, но затем перетестируем мы. Мы не можем поручиться за то, что они делают, и поэтому мы подвергаем повторному тестированию всё. Наряду с ростом нашего продукта в фичах и по мере фиксов дефектов мы продолжаем наше тестирование. Новые тесты теряют свою новизну очень быстро, и все они, в конце концов, становятся устаревшими.

Существует Бейзеровский парадокс пестицида. Пестициды убивают жуков, но опрыскайте одно и то же поле одним и тем же ядом достаточное количество раз, и у оставшихся жуков выработается иммунитет. «Прополоскать и повторить» - это алгоритм для мытья волос, а не для тестирования ПО. Последнее, чего мы хотим добиться, -- это билд, полный супер-багов, устойчивых к нашему «тестициду». Дальше – хуже: всё, что называется «успешным тестированием» будет давать нам фальшивое видение тщательности и делать наши метрики завершенности кучей опасного вранья.

Когда вы не находите баги, это не потому, что их нет, а потому, что повторение повлекло за собой парадокс пестицида.

Фермеры знают, как изменять формулу их пестицида время от времени, знают, как подгонять формулу под специфический тип паразитов, которых они ожидают на своих полях. Они делают это, потому что вникают в историю используемого пестицида и знают, что может случиться в случае грубого повторения того же самого старого яда. Так и тестировщики должны обращать внимание на их результаты тестирования и следить за автоматизацией, которая не прибавляет полезности. На помощь приходит здравая инспекция изменений в автоматизации. Изменяйте порядок тестов, изменяйте их данные, находите новые окружения, изменяйте входные данные, делайте что-то такое, к чему баги не готовы.

Порок амнезии

Память – это та штука, которая с возрастом слабеет первой, но в общей картине инженерии разработку ПО можно назвать старой с очень большой натяжкой.

Действительно, мы откровенно молоды в сравнении с гражданскими, механическими, электротехническими и другими инженерными дисциплинами. Мы не можем использовать возраст как оправдание амнезии.

Тестировщики подвержены двум типам порока амнезии. У нас есть командная амнезия, которая заставляет нас забывать наши прежние проекты, наши прежние баги, тесты, сбои и так далее. Требуется время для построения коллективной памяти, которая помогла бы нам остановить повторение наших ошибок. Каждый проект – это не старт с нулевой точки, это всего лишь новая цель для уже более опытной команды. Звездный корабль Enterprise сохраняет бортовой журнал. Это дневник, в котором описаны все приключения его экипажа и к которому можно обратиться за деталями, которые возможно помогут людям выбраться из текущего очередного переплета. Я не пропагандирую ведение дневников для команд тестирования, но я действительно хочу иметь механизм для сохранения знаний. Идея в том, что мы как команда основываемся на наших коллективных знаниях и успехах. Чем длиннее память экипажа Enterprise, тем лучше её можно использовать.

А ну-ка, назовите мне быстренько последний крупный сбой продукта, над которым работает ваша команда. Есть ли у вашей команды коллективная память общих багов? Делитесь ли вы хорошими тестами? Если один специалист пишет тесты для проверки какой-то функциональности, знают ли об этом остальные и тратят ли они свое время на тестирование где-то в другом месте? Документируются ли проблемы, которые ломают автоматизацию, с тем, чтобы усилия на анализ этих проблем и их решение не повторялись снова? Знает ли команда, что делает каждый, с тем, чтобы их области тестирования перекрывались как можно меньше? Достигается ли это с помощью дашбордов и постоянного общения? Или мы синхронизируем наши действия лишь митингами, крадущими наше время и прерывающими нашу работу? Ответьте честно. Первый шаг к исправлению – признание существования проблемы.

Второй тип проблем с памятью – амнезия индустрии. Когда я упоминал Бориса Бейзера и его парадокс пестицида в моем предыдущем посте, скольким из вас пришлось искать, что это такое? А те из вас, кто знал, - как у вас со знаниями AJAX? Будьте честными: да, есть ребята, которые в курсе как исторического ракурса, так и современных технологий, но они так редки, так редки... Наше знание, кажется, не коллективное. Оно ситуативное. Те, кто помнит идеи Бориса Бейзера, работали в мире, где AJAX не было. Тем, кто без проблем говорит на языке web, не хватает фундаментального мышления и мудрости. Запоминание – вот что у нас есть, но это не настоящая память.

Амнезия индустрии – это настоящая беда. Подумайте об этом в таком ключе: проблема тестирования, которая встала перед вами прямо сейчас (вставьте сюда проблему, над которой вы работаете), уже была когда-то решена. Вы тестируете операционную систему? Кто-то уже сделал это, и не только он. Веб-приложение? Да, и это уже сделано. AJAX? Клиент-сервер? Да, да и ещё раз да. Скорее всего все, что вы сейчас делаете, уже было сделано до вас. Да, есть какие-то новые проблемы тестирования, но более чем вероятно, что ваша нынешняя проблема не одна из них. Очень плохо, что с коллективной памятью в индустрии все так запущено, иначе было бы просто дотянуться до помощи.

Позвольте мне завершить эту колонку, показав пальцем внутрь: Как же мы [Гугл] будем тестировать недавно анонсированную ОС Chrome? Сколько коллективной памяти мы сохранили после Chrome и Android? Сколько из того, чему мы научились, тестируя Android, поможет? А сколько из этого будет переиспользоваться? Как легко тестовые команды Chrome и Android адаптируются к этому новому испытанию? И, конечно же, многие наши проблемы тестирования – это те, с которыми мы уже сталкивались.

Запомним ли мы?

Порок скучности

"Тестирование скучно". И не говорите мне, что вы никогда не слыхали о разработчике, дизайнере или другом не-тестировщике, выражающем такое мнение. Найдите время поискать истину в вашей собственной душе. Даже самый фанатичный тестировщик должен бы признать появление порока скучности в некоторые моменты. Изо-дня-в-дневное выполнение тестов и заполнение баг-репортов просто не удерживает интерес наиболее продвинутых технарей, которых работа с компьютером притягивает своей креативностью и многообещающей репутацией. Даже если вы находите себя невосприимчивым к скуке, вы все равно должны признать, что многие аспекты тестирования монотонны и далеки от творчества.

Хотя начинается все не так. На заре тестерской карьеры возбуждение от охоты на баги может удерживать тестировщика в течение многих месяцев. Это происходит как опьянение от прохождения видеоигры и попыток найти ускользающий приз. И большая часть успехов в перерасчете на навыки как раз приобретается в эти ранние годы тестировщиками, которые быстро превращаются из новобранцев в достаточно хороших специалистов. Кто же будет противиться карьере, предлагающей изучение, развитие и интеллектуально интересные задачи?

Но как только кривая достижений сглаживается, задачи тестирования могут становиться повторяемыми, что очень быстро превращается в монотонность. Я думаю, развитие уходит в сторону, вот почему многие тестировщики переходят в разработчики после нескольких лет. Интересные задачи и творчество блекнут от монотонности.

Я считаю, что скучающие тестировщики что-то упускают. Я утверждаю, что лишь тактические аспекты тестирования становятся со временем скучными, и многие ударяются в автоматизацию дабы сгладить это. Автоматизация как зелье от скуки выполнения тест-кейсов и заполнения баг-репортов – это одно дело, но автоматизация – не замена стратегическим аспектам процесса тестирования и именно в стратегии мы находим избавление от порока скучности. Процесс тест-дизайна, принятие решения о том, что должно быть и что не должно быть протестировано, и в каком соотношении, - во всем этом автоматизация вам не поможет, и это остается интересной и побуждающей думать задачей. И ни одно из этого ещё не является стратегической задачей мониторинга тестов и определения, когда остановиться. Это и есть те тяжелые, но интересные стратегические проблемы, которые изгоняют порок скучности. Тестировщики могут поддаться пороку скучности, либо же они могут сместить свой фокус с лишь тактических задач на изящный микс из тактической работы и стратегических размышлений.

Убедитесь, что в вашей суете по выполнению мелких тактических задач тестирования вы не упускаете стратегические аспекты вашей работы, потому что именно здесь есть интересные технические задачи и высокоуровневые размышления, которые удержат ваш интерес и припрут этот порок к стене.

Порок бездомности

Есть 2 категории людей, которые регулярно находят баги: тестировщики, которым за это платят, и пользователи, которые сталкиваются с багами случайно. Вообще-то, пользователи не делают это специально, просто в процессе нормального использования ПО в ходе работы (или развлечения, или социализации, или ещё чего-то) случаются сбои. Частенько, именно магическая комбинация взаимодействия приложения с реальными данными пользователя на реальном компьютерном окружении пользователя приводит к сбою ПО. Не кажется ли вам очевидным, что тестер должен стремиться воссоздать такие данные и условия окружения в своей тестовой лаборатории, чтобы найти эти баги до выпуска продукта?

На самом деле, тестировщики усердно пытались добиться именно этого в течение десятилетий. Я называю это «привнесением пользователя в тестовую лабораторию», неважно как, телом или духом. Моя докторская диссертация была на тему статистического тестирования использования, и я был далеко не первым человеком, кто думал об этой идее, как свидетельствует моя многостраничная библиография. Но здесь есть естественное ограничение на успех такого рода работы. Тестировщики просто не могут стать пользователями или имитировать их действия достаточно натурально, чтобы найти все важные баги. Вы будете пропускать важные дефекты, если только вы действительно не живете в этом продукте.

Это как домовладение. Не имеет значения, хорошо ли построен дом. Не имеет значения, насколько старательными были строители и подрядчики во время строительства. Дом может быть тщательно проинспектирован на каждой фазе строительства подрядчиком, домовладельцем и государственным строительным инспектором. Все равно есть проблемы, которые могут быть обнаружены только спустя некоторое время после заселения дома. Дом должны использовать, в нем должны обедать, спать, принимать душ, готовить, устраивать вечеринки, отдыхать и все остальное, что домовладельцы делают в своих домах. Нельзя обнаружить дефект в системе сточных вод, пока подросток не постоит под душем в течение часа. Нельзя обнаружить оставленный кусок арматуры в бетонной плите гаража, пока не начнут парковать машину ночью. Строитель не будет (да он и не сможет) смоделировать такое.

И время тоже имеет значение. Нужны месяцы перегорания лампочек по одной в неделю, чтобы выяснить брак в проводке. Должен пройти год, чтобы шляпки гвоздей начали торчать из стены. Все это проблемы домовладельца, а не строителя. Это эквиваленты софтовых утечек памяти и искажений данных, время – необходимый элемент для обнаружения подобных сбоев.

Есть некоторое количество дефектов, которые просто не могут быть найдены до тех пор, пока дом не будет обжит, и ПО здесь ничем не отличается. Оно должно побыть в руках реальных пользователей, выполняющих реальную работу с реальными данными в реальном окружении. Такие баги недоступны тестировщикам, как шляпки гвоздей и прут арматуры строителям.

Тестировщики бездомны. Мы можем делать лишь то, что можем, и ничего более. Нужно понимать наши ограничения и быть готовыми к спискам жалоб от наших пользователей. Претендовать на то, что как только приложение выпущено, проект завершен, - как минимум, глупо. Есть ещё гарантийный период, в который мы присматриваем за приложение, и этот период - все ещё часть фазы тестирования.

Порок слепоты

Представьте себе прохождение видеоигры с завязанными глазами, или даже с выключенным heads up дисплеем. Вы не можете следить за здоровьем своего персонажа, ваша система планирования исчезла. Нет впередсмотрящего радара, и вообще нет никаких предостережений. В игре невозможность доступа к информации о мире кампании подрывает силы и является верным путем к смерти вашего персонажа.

И есть множество аспектов тестирования программного обеспечения, которые скрываются в этом невидимом диапазоне. Программное обеспечение невидимо само по себе. Мы видим его только сквозь UI, а многое из того, что происходит, скрыто под покровом и находится вне области обзора. Это совершенно не похоже на производство автомобиля, где вы можете четко увидеть недостающие детали, и где множество инженеров могут смотреть на автомобиль и видеть одно и то же. Не возникнет спора о том, установлен ли бампер на машину, ведь это очевидно для любого, кто смотрит на неё. С программным обеспечением, которое существует как магнитные колебания на носителе данных, всё иначе. И это не способствует наглядности.

Тестирование во многом, как и прохождение видеоигры с завязанными глазами. Мы не можем видеть баги, мы не можем видеть покрытие, мы не можем видеть изменения в коде. Эта информация, такая ценная для нас, тестировщиков, скрыта в бесполезных статистических отчетах. И если кто-то повяжет нам на глаза настоящую повязку, мы можем даже не заметить этого.

Слепота касательно нашего продукта и его поведения создает весьма ощутимые проблемы для тестировщиков. Какие части приложения более всего были подвержены юнит-тестированию? Какие части были изменены со сменой одного билда на другой? Какую часть программы покрывает этот конкретный тест-кейс? Какие части были протестированы тщательно, а каким вообще не было уделено внимания?

Нашим народным средством от порока слепоты всегда было измерение покрытия кода, API-метод покрытия или UI покрытие. Мы берем вещи, которые видим лучше всего и измеряем их. Но действительно ли они что-нибудь нам говорят? Мы делаем так годами не потому, что это приоткрывает завесу, а потому, что это все, что позволит нам сделать наша слепота. Мы очень много взаимодействуем с нашим приложением посредством тестов, но мы должны полагаться на другие, менее конкретные чувства для любого фидбека о нашей работе.

Тестировщики могли бы многому научиться в мире компьютерных игр. Включите свои heads up дисплеи - и вы увидите информацию, к которой были слепы. Сила в знании.

Порок энтропии

Математически, энтропия – это мера неопределенности. Скажем, если есть 5 событий, то энтропия будет максимальной, если все они равновероятны, и энтропия будет минимальной, если лишь одно из событий определено, а остальные 4 – невозможны.

Чем более неопределенные события вам приходится рассматривать, тем выше карабкается мера энтропии. Люди часто думают об энтропии как о мере случайности: чем более неопределенные события рассматриваются, тем более случаен их результат.

Тестировщики привносят энтропию в разработку добавлением ряда вещей, которые следует сделать разработчику. Когда разработчики пишут код, энтропия мала. Когда мы заводим баги, мы увеличиваем энтропию. Баги отводят внимание разработчиков от кодирования. Теперь они должны работать параллельно и над созданием, и над починкой фич. Чем больше багов, тем больше параллельных задач, и это повышает энтропию. Энтропия – одна из причин, почему баги вызывают ещё больше багов: принцип энтропии обеспечивает это. Энтропия порождает энтропию! В конце концов, математика показывает нам то, что и так интуитивно понятно: предотвращение круче лечения.

Как бы там ни было, мы ничего не можем сделать, чтобы полностью предотвратить порок энтропии, кроме как создать разработчиков, которые никогда не ошибаются. А раз это маловероятно, мы должны определять, как и когда мы сталкиваемся с энтропией, и делать все, что в наших силах, чтобы ею управлять. Чем больше мы сможем сделать во время разработки, тем лучше. Помогать в code review, вводить наших разработчиков в курс тест-планов, пользовательских сценариев и окружений, чтобы они могли кодировать с меньшим количеством багов, которые нам пришлось бы рапортовать. Выкуривать баги как можно раньше, заводить их пачками и быть уверенными, что мы создаём только высококачественные баг-репорты, причесывая их самостоятельно, концентрируя тем самым мысли программистов на разработке. Написание хороших баг-репортов и быстрая проверка исправлений удержат внимание разработчиков там, где ему положено быть. Фактически это максимизирует определенность «разработчицких событий» и минимизирует количество и влияние багов. Энтропия, таким образом, сходит на минимум.

Мы не можем отогнать этот порок, но мы можем определить привнесение энтропии в разработку и согласиться с неминуемым влиянием на качество кода; мы можем держать её под контролем.

Обсудить в форуме